Глава 3 Железный Дровосек 8 глава

— Директор Милич, сейчас я с страхом увидела, что кустики лунной карликовой магнолии около Главной башни находятся в плачевном, практически кошмарном состоянии! Это таковой редкий эндемик, мне удалось достать их с большим трудом! — капризным тоном и стильно грассируя, выговорила она директору Института. — Полагаю, что за ними ухаживают боты? Это неприемлимо! Только человечий Глава 3 Железный Дровосек 8 глава глаз может совладать с таковой пикантной работой, как уход за настолько нежными растениями.

— Лично осмотрю ваш ценнейший подарок и отдам все нужные распоряжения, миссис Хиггинс, — поспешно заверил директор Милич попечительницу. Но Никки не колебалась, что магнолии в превосходном состоянии, а у миссис Хиггинс случился, как гласил утренний психолог, приступ Глава 3 Железный Дровосек 8 глава «параноидального нарциссизма»…

— И ещё, директор Милич, — продолжала посуровевшим тоном почетная матрона. — Мне стало понятно, что некие студенты и в особенности студентки Института позволяют для себя очень экстравагантные платьица, причёски и прочее… — Она демонстративно покосилась на Никки. — С этим необходимо безустанно биться! Нравственность должна быть на высоте, невзирая ни на Глава 3 Железный Дровосек 8 глава что! — Она вонзилась взглядом в бокал Никки и позже перевела его на заёрзавшего директора.

— Естественно, естественно, — поддержал её директор Милич с застывшей разлюбезной ухмылкой.

Никки тихо услаждалась копчёным угрём, но здесь снова вылез этот главный попечитель Хиггинс, чувствовавший себя не в собственной тарелке после фиаско с кьянти.

— Мисс Гринвич Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, я лицезрел телерепортаж о вашей утренней пресс-конференции, которую вы бесцеремонно устроили прямо на местности Школы. У меня осталось очень негативное воспоминание от этого интервью. Я безотступно прошу вас впредь согласовывать такие мероприятия с директором либо Попечительским Советом. Не считая того, своими необычными и даже возмутительными высказываниями Глава 3 Железный Дровосек 8 глава — обо всех этих… покушениях и убийствах… вы безответственно привносите неприятную уголовную ответственность и конфликтность в академическую и размеренную атмосферу нашего Института, пронизанную светлыми детскими чувствами, духом творчества и зания!

— Мистер Хиггинс, — с неудовольствием оторвалась Никки от пищи, — вы что-то путаете: я не приглашала этих журналистов в Институт, они Глава 3 Железный Дровосек 8 глава прибыли сюда для освещения экзаменов. Что все-таки касается моих возмутительных выражений… Робби, в уставе Института говорится чего-нибудть об ограничении прав студентов на общественное выражения на местности школы?

— Нет, — ответил Робби из кармашка её кресла. — Твоя пресс-конференция никак не нарушала правил Института. Более того, для тебя не запрещено приглашать Глава 3 Железный Дровосек 8 глава сюда журналистов как собственных гостей, если это не мешает занятиям.

— Как видите, мистер Хиггинс, — тихо произнесла Никки, — Луна — очень демократическая планетка, и в собственных высказываниях я буду опираться на свободу слова и право гласить правду. Ведь это правда — есть могучие силы, которые действуют в собственных загадочных интересах и Глава 3 Железный Дровосек 8 глава сметают со собственного пути все помехи. Вы, как один из столпов общества, должны знать, что в нём есть люди, которые способны убить корабль с экипажем и уйти от наказания. Даже я им как-то помешала, и они выслали на охоту за мной полутонного бота с плазменным резаком и тяжёлым гвоздемётом. Я Глава 3 Железный Дровосек 8 глава очень не скоро смогу надеть пристижное платьице с открытой спиной, — Никки в свою очередь бросила демонстративный взор на наряд миссис Хиггинс, — после… беседы с этим роботом. И эта история очевидно будет иметь продолжение…

— Выходит, — возмутился мистер Хиггинс, — что вы прячетесь в местных стенках, навлекая опасность и Глава 3 Железный Дровосек 8 глава на других учеников школы!

— Не думаю, что студентам что-либо угрожает из-за моего присутствия… — пожала плечами Никки, — но не скрою, я заложила всё своё имущество, чтоб попасть в Институт, который гарантирует ученикам очень вероятный уровень безопасности — так утверждается на официальном веб-сайте Школы Эйнштейна. Я принципно предпочитаю доверять общественным Глава 3 Железный Дровосек 8 глава декларациям и вытерпеть не могу неписаных правил и закулисных интриг. Вот если в Уставе Института было бы сказано, что поступление в школу запрещено всем девченкам, которых преследуют взрослые убийцы, то, естественно, я приняла бы это к сведению и выискала бы себе другое место.

В зале раздались смешки. Никки, сочтя разговор законченным Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, опять обратилась к тарелке. Но не тут-то было.

— Вы очень рано пытаетесь показать независимость собственных суждений! — не успокоился багроволицый Хиггинс. — Вы ещё социально незрелая личность! Вам предстоит пройти длинный путь, чтоб стать почетаемым членом общества: получить полезную профессию и научиться зарабатывать средства — так сказать, добывать Глава 3 Железный Дровосек 8 глава хлеб собственный насущный в поте лица собственного!

Никки смертельно надоел этот мистер Хиггинс.

— К своим незрелым годам, — резко ответила она, — я поддерживала в течение 10 лет независящее галлактическое поселение, по этому заработала 5 миллионов золотых баксов. Вот мои мозоли от этой работы, — и Никки демонстративно показала свои прочные ладошки. — А сколько Глава 3 Железный Дровосек 8 глава вы, мистер Хиггинс, заработали, будучи школьником, либо хотя бы — к сегодняшнему возрасту? Вы сможете показать мне ваши мозоли?

— Я зарабатываю средства не руками, а головой! — вскипел красноватый мистер Хиггинс, с которым никто ещё в жизни не смел ТАК говорить. — Я уже полста лет возглавляю один из наистарейших банков Луны Глава 3 Железный Дровосек 8 глава!

Он постарался взять себя в руки и стать высокомерным:

— Должен направить ваше внимание на то, что мы — попечители Школы — делаем каждый год большие пожертвования в фонд Института, и я полагаю естественным, что вы должны с наибольшим почтением относиться к людям, благодаря которым вы получили возможность обучаться в этом элитном Глава 3 Железный Дровосек 8 глава и почетном заведении!

При этих словах он высоко задрал пухлый подбородок, а его супруга из солидарности гордо распрямила обнажённую, очень весноватую худенькую спину.

— Робби, — холодно спросила Никки, — сколько пожертвовал мистер Хиггинс в фонд Школы Эйнштейна?

— Три с половиной миллиона за 40 два года пребывания в Совете Попечителей, — одномоментно ответил Робби.

Хиггинс покраснел ещё Глава 3 Железный Дровосек 8 глава больше и стал хватать ртом воздух, как та давешняя акула, вытащенная из воды.

— Не так и много, — хмыкнула Никки. — За 5 лет обучения я должна внести в кассу Института семь с половиной миллионов. Робби, а каковы расходы Школы на обучение 1-го ученика? — спросила небережно Никки, не поворачивая головы.

Школьники Глава 3 Железный Дровосек 8 глава оживлённо зашушукались.

— Около семисот тыщ в год, кроме расходов на безопасность — они засекречены.

Шум стал стремительно разрастаться, а директор Милич нервно закрутил шейкой.

— Видите, мистер Хиггинс, — оборотилась Никки к попечителю, — Институт — полностью доходное предприятие, и его существование не находится в зависимости от вашего вклада. И уж я-то Глава 3 Железный Дровосек 8 глава никак вам не должна — я сама плачу за обучение, принося Школе Эйнштейна больше прибыли, чем ваши пожертвования. Да, Робби, так сколько же средств заработал сам мистер Хиггинс на сегодня?

— Тяжелый вопрос, — ответил Робби. — Личный капитал мистера Хиггинса состоит из контрольного пакета акций «Лунного Банка Хиггинса», унаследованного им от Глава 3 Железный Дровосек 8 глава отца. Рыночная цена этого пакета за 40 восемь лет сократились больше чем вдвое — с пятисот 10 до двухсотен 30 миллионов баксов.

Весь стол ахнул и загудел, а миссис Хиггинс в панике воззрилась на оцепенелого супруга.

— Ха-ха-ха! — залилась Никки весёлым хохотом. — Так этот наставник незрелого юношества сам ничего не заработал, а только промотал! Для Глава 3 Железный Дровосек 8 глава чего же он отдаёт Институту с таким трудом недорастраченные отцовские миллионы? Не отвечай, Робби, ежу понятно, что соц статус попечителя Школы Эйнштейна даёт много преимуществ банкиру. Как люди с таковой головой ухитряются учить других актуальной мудрости?

— Вам необходимо брать уроки неплохого воспитания, мисс Гринвич, до того как садиться Глава 3 Железный Дровосек 8 глава за стол совместно с реальными леди и джентльменами! — вскочил разъярённый Хиггинс.

— Я надеюсь, — высокомерно подняла брови Никки, — что на этих уроках мне растолкуют, как джентльмены, делая грубые замечания даме, сидящей в инвалидном кресле, по прежнему ухитряются считать себя джентльменами?

— Идём, дорогая! — Мистер Хиггинс ошпарено выскочил из-за стола Глава 3 Железный Дровосек 8 глава и резко потянул за руку супругу. — Я не могу больше оставаться в таком обществе! Как наистарейшем попечитель Института, я не сомневаюсь, что мы скоро расстанемся с этой мисс Гринвич!

— Может быть, — расслабленно ответила Никки, — но я не советую вам своими руками заниматься вопросом моего исключения. Уж очень уязвимы вы Глава 3 Железный Дровосек 8 глава сами… Ваши вкладчики очень изумятся, если выяснят из прессы, что и без того не блестящий директор их банка, заместо поиска лучшего вложения капиталов клиентов, оказался… э-э… настолько неадекватным, что занялся личной местью девченке, сироте и инвалиду… Не знаю, как отреагируют на это трусливые акционеры и куда позже Глава 3 Железный Дровосек 8 глава упадет ваш банк. Думаю, вы, как опытнейший предприниматель, понимаете это лучше меня!

Миссис Хиггинс побледнела, как простыня с родовым гербом, бросила на Никки взор, полный кошмара, и поторопилась за взбешённым супругом.

Как за ними захлопнулась дверь, длительно сдерживаемый хохот школьников взлетел к потолку, и к нему присоединились практически все педагоги. Только Глава 3 Железный Дровосек 8 глава директор посиживал со мученическим лицом да доктор Дермюррей хмурился даже больше обыденного.

— Вы будете сложным учеником, мисс Гринвич, — тяжко вздохнул директор Милич.

— Жизнь вообщем тяжелая штука, сэр, — философски ответила Никки, ворачиваясь к недоеденному и уже остывшему — чёрт бы побрал этого склочного Хиггинса! — угрю.

После праздничного ужина Джерри проводил Никки Глава 3 Железный Дровосек 8 глава до лифта её башни.

— А кто это был в конце, таковой знаток этикета? — спросил он заинтересованно, пока дверь лифта не успела закрыться.

— Арабелла Бишоп, из «Капитана Блада», — ответила, зевая, Никки. — Размеренной ночи, Джерри.

Никки пробудилась, открыла глаза — и в 1-ый момент не сообразила, где находится. Позже с Глава 3 Железный Дровосек 8 глава экстазом вспомнила. Это её новенькая восхитительная комната в Школе Эйнштейна, в какой она будет жить целых 5 лет! Тяжёлые старомодные шторы на окне — они ей очень нравились — раздвинулись, и колоритное солнце залило комнату.

Девченку восхитил цвет колледжского неба. В астероидной оранжерее купол был не положительно и не отрицательно прозрачным, и солнце Глава 3 Железный Дровосек 8 глава стремительно двигалось по чёрному небосводу одиночества. Госпитальный состарившийся небесный пластик отсвечивал мутным перламутром. Купол же Института не только лишь регулировал освещённость по земным часам, задавая каждодневный ритм жизни Института, да и рассеивал солнечный свет подобно атмосфере, становясь таким же небесно-голубым.

Никки увидела на куполе маленькие светлые клубы Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, которые отбрасывали прозрачную тень на лес.

— Что это, Робби?

— Имитация туч, — растолковал тот. — Неким видам деревьев перегрев вредоносен, и купол смотрит за их температурой. При солнечных штормах он вообщем затягивается тучами.

Девченка ранее никогда не лицезрела туч, даже имитированных, и с любопытством их разглядела.

Но пора было выбираться из постели. Никки медлительно Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, стараясь не делать резких движений, встала, сделала необходимое количество предписанных медиками упражнений для спины и шейки и отправилась в душ.

Он был прекрасен, и девченка готова была нежиться под жаркой струёй сколько угодно. Но время завтрака давало о для себя знать чувством голода всё настойчивее. Она Глава 3 Железный Дровосек 8 глава оделась и с омерзением уместилась в издавна осточертевшее кресло.

Джерри уже посиживал в кафе и помахал Никки рукою. Им достался стол около окна во наружной стенке замка. Превосходный вид на поляну и лесную опушку привёл Никки в лучшее размещение духа. Сейчас она надела обычной чёрный комбинезон, но необыкновенной причёской резко выделялась Глава 3 Железный Дровосек 8 глава посреди малочисленных школьников, рассеянных по всему залу.

Никки с энтузиазмом исследовала повседневное меню Института. Оно было, с её точки зрения, потрясающим, но не содержало копчёного угря. Потому Никки порадовалась, что успела испытать угря на торжественном ужине, и подосадовала, что ей не дали расслабленно его съесть. Они заказали Глава 3 Железный Дровосек 8 глава для себя пищу и стали ожидать, когда роботы-кентаврики её принесут. Ожидать было не скучновато: по поверхности стола плавали формулы и трёхмерные модели молекул, цитаты величавых мыслителей и выдержки из учебников. Дотронешься пальцем — и услышишь менторский, поразительно стремительно надоедающий глас:

«Мезоводород — это малогабаритный атом водорода, в каком заместо электрона…»

— Ты уже смотрела Глава 3 Железный Дровосек 8 глава собственный колледжский электрический ящик? — спросил Джерри, исподтишка любуясь свежайшим лицом и хрустальной прической Никки.

— Да, в него уже высыпалось полсотни писем от вновь поступивших студентов, — ответила Никки. — Они все просятся за мой стол. Кажется, выбору сотрапезников тут придаётся огромное значение.

— Ты будешь проводить с сотрапезниками два-три часа Глава 3 Железный Дровосек 8 глава в денек, — согласился Джерри, — говорить на различные темы, узнавать анонсы из других орденов, устанавливать через их нужные контакты и знакомства.

— Отлично, и что мы будем делать с таковой массой желающих сесть за наш стол?! — воскрикнула Никки.

— Такая масса претендентов естественна, ведь ты — фаворит и рекордсмен Института, и твой стол будет Глава 3 Железный Дровосек 8 глава одним из самых фаворитных, — засмеялся Джерри. — Тем паче, вчера ты устроила таковой весёлый спектакль… Я счастливец, что успел перескочить за твой стол без очереди.

— Пошли благодарственную открытку Большой Терезе, — улыбнулась Никки. — Но всё-таки — как будем выбирать? Я никого из их не знаю, может, пусть Робби пока прочтёт перечень Глава 3 Железный Дровосек 8 глава приславших письма, а мы подумаем?

— Зачитываю отправителей писем по мере уменьшения их экзаменационных баллов. — Педантичный Робби немедля приступил к выполнению Никкиной просьбы. — 1-ый — Хао Шон. 2-ая — Дзинтара Шихин-а. 3-ий…

— Постой, ведь они ещё не распределены по орденам! — воскрикнула Никки. — Как мы будем решать?

— Я имею представление Глава 3 Железный Дровосек 8 глава об этом распределяющем методе, — пренебрежительно буркнул всеведущий Робби. — Буду указывать с вероятностью две сигмы, либо девяносто 5 процентов, куда попадут данные студенты. Хао Шон будет в Ордене Оленей, Дзинтара Шихин-а — в Ордене Драконов.

— Это как раз то, что необходимо, — отметил Джерри.

Здесь боты прикатили с таким смачным завтраком, что разговор Глава 3 Железный Дровосек 8 глава на время прервался.

— Что ты о их знаешь, Робби? — спросила Никки некое время спустя, приступив к кофе.

— Хао мастерски увлекается арифметикой, как хобби — восточными боевыми искусствами и старой японской поэзией. Родился и вырос на Земле, в Бейджине…

— Где это? — спросила Никки.

— Это столица Чайны, — опешил Джерри.

— В земной географии я Глава 3 Железный Дровосек 8 глава практически ноль, — вздохнула Никки. — Давай далее, Робби.

— Хао 1-ый школьный цикл окончил в Бейджине, 2-ой — в Бостоне, в Юнайтед Стейтс, куда переехал совместно с родителями…

— Что такое «школьный цикл»? — снова не утерпела Никки.

— 1-ый цикл — это 1-ые четыре года школьного обучения, — охотно объяснил Джерри. — 2-ой цикл Глава 3 Железный Дровосек 8 глава — ещё четыре года. Считается, что лучше всего заканчивать эти циклы в различных местах. А ещё лучше — в различных странах: для расширения кругозора и улучшения познания зарубежного языка. В Институт школьники поступают после окончания первых 2-ух циклов.

— А на данный момент Хао находится на Земле? — спросила Никки.

— Да, письмо пришло с бостонского сервера Глава 3 Железный Дровосек 8 глава. Могу добавить, что его предки — инженеры. Авиационная индустрия и домашняя техника. Средний класс доходов.

— Это увлекательный юноша — только-только с Земли, математик, — вдумчиво произнесла Никки. — Что думаешь, Джерри? Пригласим?

— Не возражаю.

— А что ты знаешь про Дзинтару? — обратилась Никки к Робби.

— Дзинтара родилась и окончила 1-ый цикл в Москоу Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, в Раше. Переехала вкупе с семьёй на Луну, в Луна-Сити, где окончила 2-ой цикл. Интенсивно занимается литературой и музыкой. Хобби — живопись.

— Тоже отлично звучит, — произнесла Никки.

— Отец Дзинтары возглавляет одну из огромнейших компаний Луны. Основной бизнес — лунный бетон, боты и добыча гелия-3. Высший уровень доходов. Династия базирована Глава 3 Железный Дровосек 8 глава практически триста годов назад в Раше.

— Я — за, я лицезрел её по тиви, в репортаже с Олимпиады по литературе, — отметил Джерри. — Она одолела и позже давала интервью. Она мне приглянулась: размеренная, умная и не манерная.

— Прекрасная? — подняла брови Никки.

— Очень, — улыбнулся Джерри, — но рядом с тобой у неё Глава 3 Железный Дровосек 8 глава мало шансов…

— Хорошо, — пожала плечами Никки. — Не будем создавать вокруг себя стерильную среду, нужно привыкать к конкуренции… Я до сего времени не общалась с девчонкой моих лет — это, наверняка, любопытно. Пригласим Хао и Дзинтару, но совсем это отважится после рассредотачивания по орденам. А сейчас пошли глядеть лес… Вообще Глава 3 Железный Дровосек 8 глава-то меня туда вчера приглашали, но я решила потерпеть до сейчас, чтоб пойти вкупе с тобой.

— Спасибо! — расплылся в ухмылке Джерри, вставая из-за стола.

Лес вокруг замка рос превосходный — густой и вправду одичавший, с упавшими деревьями, корягами и пнями, с неурядицей различных пород деревьев — сосен, клёнов, дубов и берёз. Только Глава 3 Железный Дровосек 8 глава дорожка из светлого лунного бетона, по которой ехала Никки и шёл Джерри, отличала этот лес от одичавшего земного. Да ещё травка на бессчетных полянках аккуратненько подстригалась роботами-косильщиками.

Никки с удовольствием вдыхала густой воздух с запахами свежайшего травяного сока и прелой земли. Вокруг свистели невидимые птицы, а на Глава 3 Железный Дровосек 8 глава дорожке лежала холодная кружевная тень от листьев.

— Слушай, — начал Джерри, — ты меня не устаёшь поражать! Как ты можешь так смело говорить со взрослыми? Где ты этому научилась? Ты вчера отшлёпала этого старшего попечителя Хиггинса как мальчишку. Даже педагоги посиживали и молчком вытерпели его.

— Некорректно ставишь вопрос, Джерри, — засмеялась Никки Глава 3 Железный Дровосек 8 глава. — Это не я смелая, это вы — трусы. Вас обучили — просто принудили! — страшиться таких, как он. Посуди сам: когда ты рос, тебя всегда окружали взрослые — огромные, умные и могучие по сопоставлению с небольшим ребёнком. Этих суперлюдей всегда необходимо было слушаться, а непослушание вызывало наказание, что крепко цементировало рефлекс подчинённости у деток. Давай Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, вспомни какую-нибудь строгую учительницу из собственных первых школьных лет.

— Что здесь вспоминать… — поёжился Джерри, — миссис Перкинс… Большая, императивная, как воззрится на тебя, как загудит трубным гласом: «И ты посмел не выучить задание?!» — прям дрожь по коже. Некие слабонервные первоклашки после её урока выскакивали с влажными брюками.

— Как её Глава 3 Железный Дровосек 8 глава зовут?

— Джиневра, — с трудом вспомнил Джерри.

— Представь для себя, что ты подходишь к этой лютой миссис Джиневре Перкинс до занятия и начинаешь говорить с ней на «ты» и с шутками: «Привет, Джинни, как делишки? Что-то причёска у тебя сейчас бредовая — снова, проказница, всю ночь по крышам с Глава 3 Железный Дровосек 8 глава кошками бегала?» — чего-нибудть в таком роде… Сумел бы ты сделать это в действительности — хотя бы на спор?

— Это невообразимо! — Джерри звучно заржал и длительно не мог тормознуть. — У меня язык на физическом уровне не повернётся такое сказать!

— Вот видишь, — кивнула Никки, — в для тебя есть крепкий Глава 3 Железный Дровосек 8 глава психический барьер, связанный с внушённым рефлексом повиновения. Для тебя очень тяжело именовать взрослого на «ты» либо уменьшенным именованием. С годами этот рефлекс слабеет, зато вся культурная среда начинает воспитывать другие стереотипы повиновения: подчинение главе компании и другим сильным мира этого; желательность посещения какой-либо из бессчетных церквей; полезность борьбы за Глава 3 Железный Дровосек 8 глава увеличение общественного статуса и, сразу, необходимость осознания каждым сверчком собственного шестка и т.д.. Так что у взрослых свои барьеры, а у педагогов Института — ещё и договоры, которые зависят от Попечительского Совета.

— А у тебя, означает, этого барьера нет? — удивляясь, спросил Джерри.

— Да, у меня нет никаких схожих внушённых Глава 3 Железный Дровосек 8 глава соц рефлексов, — расслабленно произнесла Никки. — В собственной среде я была самой старшей и самой умной. Естественно, Робби до сего времени почти во всем умнее меня, но он никак не стремился меня подавить либо воспитать во мне какие-то комплексы. Он только помогал мне, и все мои желания производились Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, если они были реализуемы вообщем. У меня нет никакого пиетета ни перед кем.

Девченка хмыкнула.

— В конце концов, меня никто не кормил и не защищал — я фактически выросла сама, так с чего я буду кланяться и благодарить этих надутых взрослых индюков? Потому когда я вижу глупца, то могу расслабленно сказать ему об Глава 3 Железный Дровосек 8 глава этом в лицо, даже если он стар, как диплодок, и увешан знаками публичной признательности с ног до головы.

— Так ты — соц динамит! — засмеялся восхищённо Джерри. — Круто!

Лесная дорожка выбежала на мостик над маленький речкой, и друзья с наслаждением постояли на нём, смотря, как на солнечном песочном мелководье резвятся стайки Глава 3 Железный Дровосек 8 глава мальков.

На воду свалился жёлтый лист дерева, и мальки, как по команде, оборотились в одном направлении и шарахнулись в глубину. Видимо, социальные рефлексы у рыбёшек приобретались с икорного возраста.

— Но что ещё меня поражает, — вдумчиво произнёс Джерри, — как непринуждённо ты спрашиваешь обо всём Робби: «А сколько Глава 3 Железный Дровосек 8 глава заработал мистер Хиггинс?» — и он мгновенно для тебя отвечает. Я, естественно, понимаю, что такую информацию можно добыть, покопавшись в Сети, но не одномоментно ведь! В особенности если учитывать, что часть инфы хранится на Земле — и две-три секунды тратится на всякую серию запросов просто из-за конечности скорости света. Я хорошо знаком Глава 3 Железный Дровосек 8 глава с лунным И-нетом и не понимаю, как Робби ухитряется так оперативно отвечать для тебя.

— Ну, во-1-х, я могу задавать Робби вопросы заблаговременно, без голоса, и он получает время для подготовки ответа.

— Как это — без голоса? — не сообразил Джерри.

— Мы же соединены с ним… Вроде бы Глава 3 Железный Дровосек 8 глава для тебя разъяснить… Представь, что ты пишешь вопрос обыкновенной ручкой, но поначалу ты даёшь осознать, что это… виртуальное действие, тогда и Робби не передаёт сигналы моего мозга на пальцы, но полностью осознает, о чём я его спрашиваю.

— Ничего для себя! — опять поразился Джерри.

— Во-2-х, Робби и сам очень разумён, — продолжила Глава 3 Железный Дровосек 8 глава Никки. Из кармашка с Робби раздалось удовлетворенное кошачье мурлыкание, и они засмеялись. — Он всё время посиживает в И-нете и копает информацию, которая может быть мне полезной. К примеру, могу представить, что когда нам на ужине представили мистера Хиггинса, то Робби сходу заинтересовался и составил о нём Глава 3 Железный Дровосек 8 глава справку. Может, Робби поначалу копал не очень глубоко, но, разумеется, как Хиггинс залез своим длинноватым носом в мой бокал, то сходу попал в более высочайший информационный ценность. Думаю, что ещё до моих вопросов о Хиггинсе Робби уже успел составить на этого государя и его супругу приличное досье из общественных материалов Глава 3 Железный Дровосек 8 глава.

— Подтверждаю эти полностью элементарные догадки, — принципиально произнес Робби. — Собирать и обрабатывать информацию — это моя работа, и я делаю её приметно лучше вас, водянистые биосистемы.

— Видишь, — улыбнулась Никки, — он ещё и наглый кремниевый сухарь.

— Печень Козерога! — воскрикнул возбуждённо Джерри. — Он еще умнее и эмоциональнее, чем известные мне компы Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, а я знаю огромное количество киберсистем! Робби, что у тебя за тип архитектуры и микропроцессора?

— Я — компьютер… ну, выскажемся так… класса A10, — ответил Робби.

— Не может быть! — поразился Джерри. — Обыденный компьютер имеет класс A5, и только самые богатые приобретают A6. Компании употребляют в главном A7 и A8. Я знаю, что научные Глава 3 Железный Дровосек 8 глава университеты, военные и Спейс Сервис имеют A9. Но я никогда не слышал о классе A10.

— Это не афишировалось, — ответил Робби. — Нас сделали три 10-ка на базе микропроцессора A9 и нового типа архитектуры, которая, как предполагалось, должна быть способной к принципно новенькому уровню самообучения. Эта пробная серия проходила Глава 3 Железный Дровосек 8 глава тесты, включая пребывание в разных учреждениях. Я стажировался в Марсианском Институте, когда меня срочно отозвали на Землю. Для моей доставки использовали корабль «Стрейнджер» и домашний экипаж, который со собственной дочерью Никки ворачивался с Марса на Землю после 5 лет работы по договору с МарсоИнститутом.

— Так это был спецрейс для твоей Глава 3 Железный Дровосек 8 глава перевозки! — воскрикнул Джерри. Он шёл по дорожке некое время молчком, а позже обернулся к Никки. — А ты не думала, что нападения на «Стрейнджер» и на тебя в лазарете были бы связаны конкретно с Робби?

— Нет, — нахмурила брови Никки. — Мне это и в голову не приходило…

— Ну да, естественно, — иронично увидел Джерри Глава 3 Железный Дровосек 8 глава. — Ты же была центром вселенной, когда жила на астероиде, ценность других на этом фоне совсем не замечалась…

— Ах ты, язва! — немного рассердилась Никки и бросила в Джерри сосновую шишку, которую подобрала в лесу и держала в руках. Шишка попала точно в лоб, мальчишка даже не успел увернуться.

— Метко швыряешься Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, — проворчал он, почёсывая лоб. — Но не перебивай разговор, пожалуйста. Что ты думаешь об этой догадке, Робби? — спросил он. — Ты — кладезь познаний. Мог ты добыть из моря мировой инфы такую крупную рыбу, ради которой были бы организованы все эти нападения?

— Не знаю, — отдал редчайший для него ответ Робби. — Во-1-х, для Глава 3 Железный Дровосек 8 глава осознания значимости инфы нередко нужен контекст. Для меня эта информация может смотреться совсем невинно, а для других — исключительно в им известном контексте — представлять какую-то опасность. Во-2-х, значительную часть памяти я растерял в процессе нападения, а именно, я утратил все марсианские файлы и записи. Фактически, только Глава 3 Железный Дровосек 8 глава при помощи Никки и косвенных фактов я вычислил, что до аварии находился на Марсе.

— Плохо дело, — задумался Джерри. — А почему ты колебался, определяя собственный класс?

— Во-1-х, так как при аварии я растерял часть не только лишь памяти, да и структурной организации, и мне пришлось спешно восстанавливать свою архитектуру Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, используя все доступные мне методы и источники. Я столько импровизировал, что не уверен, что сохранил собственный класс при этих пертурбациях. Во-2-х, когда Никки стала использовать мой микропроцессор для передачи собственных нервных сигналов, то я стал получать еще больше инфы о людском поведении, о ваших эмоциях и о том Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, как вы, жидкомолекулярные системы, мыслите. Удивительно, но оказалось, что эмоции — неотъемлемая часть вашего мышления. Чувственная оценка логических выводов улучшает процесс решения. Я почти все из того, чему сумел научиться у Никки, использовал для улучшения собственной архитектуры — ведь вы, ходячие кюветы с биораствором, всё-таки очень изобретательны…

— Мне кажется, — вдумчиво произнес Джерри Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, — что у тебя на данный момент может быть класс и повыше, чем 10, уж больно ты остроумен, пластмассовый сундук в маленький кремниевый узорчик…

Они рассмеялись втроём. А сердечко Джерри вело себя как желало и замирало от голоса Никки и от солнечных бликов, играющих в её хрустальных волосах.

— Робби Глава 3 Железный Дровосек 8 глава, а что ты думаешь сам про себя? Ты — жизнь? — обратилась Никки к собственному электрическому товарищу с опасным вопросом.

— Нет, естественно, — уверенно ответил Робби. — Я только непростая логическая схема. Настоящая жизнь гормонально мотивирована.

Он хмыкнул и неясно добавил:

— Одно наслаждение за ней следить…

Впереди дорожки появился просвет — они приближались к наибольшему озеру Глава 3 Железный Дровосек 8 глава Института — Норд-Лейк.

Вдруг до их донеслось звучное гоготанье одичавших гусей. Никки завизжала от экстаза и отдала полный ход коляске. А Джерри с восхищением смотрел девченке вослед и задумывался о том, что со всей очевидностью раскрылось ему вчера — когда он в первый раз увидел Никки с хрустальными Глава 3 Железный Дровосек 8 глава волосами.

Он вдруг сообразил, что не может жить без этой умопомрачительной девчонки, она стала центром его жизни, и всего один её ободряющий поцелуй посодействовал ему одолеть на экзамене. И он готов ринуться с кулаками на хоть какого вооружённого громилу — чтоб она позже произнесла «ты вчера был как лев Глава 3 Железный Дровосек 8 глава…», а если вспомнить захватывающее дух «наклонись ко мне…»

Он прерывисто вздохнул и покрутил головой.

Нужно быть добросовестным с самим собой — у него нет шансов захватить её сердечко. Никки уникальна — умна, находчива, протолкнула его в Школу Эйнштейна и даже занесла за него огромную часть оплаты за 1-ый год, со стыдом вспомнил Глава 3 Железный Дровосек 8 глава он… Она уже известна — репортёры берут у неё интервью, герцоги целуют ей руки и приглашают в свои замки.

А у него — только заложенный родительский дом, который он наверное растеряет в будущем году… Он стал ей другом на фоне госпитальных кретинов. Через месяц сюда понаедет куча различных царевичев, суперинтеллектуалов Глава 3 Железный Дровосек 8 глава и атлетов, и кто знает, остается ли он хотя бы её товарищем…

Джерри вздохнул ещё раз и побежал за Никки.

На последующий денек за завтраком Джерри опять обратился к Робби:

— А ты чего-нибудть знаешь о собратьях по классу A10?

— Я наводил справки — они работают в различных учреждениях, но серия A10 не Глава 3 Железный Дровосек 8 глава оправдала надежд на самообучение и в массовую серию не пошла. Как я слышал, подобная судьба поняла серии A11 и A12. На данный момент готовится серия A13 — опять на базе микропроцессора A9, но это опять только малая пробная серия микропроцессоров, созданная для тестов различных теорий самообучения искусственного ума Глава 3 Железный Дровосек 8 глава.

— Компьютер класса A9 либо A10 стоит большущих средств, — вдумчиво произнес Джерри. — Мне неясно, почему юридические обладатели этого микропроцессора не востребовали его вспять после обнаружения «Стрейнджера».

В очах Никки мелькнул ужас — она не могла представить свою жизнь без Робби. Лицезрев, что его слова произвели очень сильное воспоминание, Джерри постарался побыстрее развеять Глава 3 Железный Дровосек 8 глава тень на лице Никки.

— Наверное они его уже списали с баланса, — бодро заявил он. — Не считая того, твой юрист Дименс души в для тебя не чает, он не даст тебя в обиду.

Скоро мальчугану удалось развеселить Никки, но тень озабоченности была на его своем лице, когда они вышли из Глава 3 Железный Дровосек 8 глава-за стола и направились на прогулку в лес, где отлично провели время до самого вечера.


glava-3-tri-doshi-tvorci-realnosti-dipak-chopra-sovershennoe-zdorove.html
glava-3-trudovaya-motivaciya.html
glava-3-ubijci-manyaki-i-prosto-sumasshedshie-kniga-vampirov.html